25.01.2018
В ценообразовании на буквопечатающие устройства, вышедшие из употребления, царит полный хаос. Россияне не знают, почём продавать машинки, потому что не на что ориентироваться. Это проблема, которая приводит владельцев винтажных (и не очень) аппаратов в тупик.

Дмитрий Федосов в окружении машинок. Рига, 2018 г.

 

Помочь оценить такой товар всегда могут коллекционеры, только нужно быть готовым к тому, что каждый из них является потенциальным приобретателем, а, значит, может дать оценку «под себя». Об этике наших и зарубежных продавцов, покупателей и сетевых консультантов, об эстетике собирательства и росте цен на пишущие машинки — в интервью рижского коллекционера Дмитрия Федосова специально для авторского интернет-ресурса «Печатные машинки от A до Z».
 
Александр Трофимов, mytypewriter.ru: Дмитрий, я не люблю продавцов пишущих машинок, которые нашли «раритет» где-то на таинственных антресолях и норовят сбыть его по баснословной цене. Но встречаются и те, которые совсем по дешёвке отдают машинки от незнания дела. Как таких не любить?
Дмитрий Федосов: Чаще всё-таки цены взвинчивают. И так происходит везде, в той же Америке многие приобретают в дешёвых магазинах и развалах раритеты за маленькие деньги, а потом выставляют на продажу Underwood No. 5 за $ 350!
— На что ориентироваться продавцу? Стоит ли надеяться, что появятся каталоги с ценами на машинки, как, например, на монеты?
— Почему нет? Всё возможно. Нужно учесть определенные отрезки времени — в какой период была выпущена та или иная машинка, оценить редкость или распространённость модели, указать на некоторые другие особенности и поставить вилку цен, в которую, конечно, не войдут ржавые экземпляры или машинки в разбитом состоянии.

 

Дмитрий Федосов: средняя стоимость обычной машинки — € 30-100.
Фото с сайта ebay.de

 

 

— Но пока этого нет, как разобраться, на какие источники опираться и где эти источники?

— Источники — это мировые цены с поправкой на местный рынок: есть эти машинки в конкретном городе, регионе, стране или нет. Если Olympia Progress стоит в Европе 30-50 евро, она и в Москве или Питере должна столько стоить в перерасчёте на рубли. Эта модель не является редкой, уникальной, в том числе в России. Подавляющее большинство машинок, которые продаются на досках объявлений, не являются исключительными и их средняя стоимость колеблется в диапазоне € 30-100. После ремонта, обслуживания у специалистов товар, естественно, обычно продаётся дороже, такая тенденция есть и Европе и США. А вот по машинкам начала прошлого века совсем другая песня и другая шкала ценностей, там обычно уже никого не волнует, побывал ли аппарат в руках мастера или нет, он интересен уже как вещь в себе. Но эту тему лучше не поднимать для простого обывателя.
— Ой, а очень хочется!
— Это отдельная интересная тема. Сейчас самый пик продаж и поисков этих предметов. Цены запредельные! Спрос большой, как перед великим кризисом. Как правило, машинки продают по высоким ценам коллекционеры и проверенные торговцы. Им больше доверяют.

Пишущая машинка Lambert. Продана в 2017 году в США за $ 1.425.00
Фото с сайта ebay.com

 

Пишущая машинка Brooks, которая была продана в 2014 году в Мексике за $ 14.000.00
Фото с сайта Typewriter House Collector

 

Рискованным делом становится доставка этих ценностей по миру. Никто на 100 процентов не застрахован от того, что к вам приедет помятая или разбитая машина. И хотя есть страховка, но почему-то отправители не хотят за неё платить и покупатели тоже. Впрочем, часто не в страховке суть, в конце концов, предмет уже испорчен, и вы пребываете в полном разочаровании, вторую такую машинку можно не найти. Дело ещё в том, что упаковать такой сложный товар не каждый умеет. Недавно мне доставили Smith Premier No. 4 с разбитой кареткой. Очень неприятно.
— Насколько, как быстро и почему поднялись цены на такие машинки?
— Цены на машинки в среднем в 2-2,5 раза, можно сказать, поднял Ebay как площадка, на которой можно купить всё и везде. Большой скачок произошёл за последние два года. До этого времени шло медленное нарастание примерно в течение трёх лет. Прошёл кризис 2009-2010 годов, и цены поползли вверх. Появились «лишние деньги», которые начали определять цену, вернее, завышать её. А с «лишними деньгами» приходят случайные люди. И в России их тоже достаточно. Они спонтанно начинают тратить большие деньги на машинки, готовы платить серьёзные суммы, как будто делают ставки на спортивные соревнования, скачки или футбол. Это азарт, момент игры. История вещи их не интересует и техническое увлечение — это не про них. А завтра им это или наскучит, или кончатся деньги на такое баловство. И все эти диковинные благоприоберетения пойдут по третьему кругу куда? Снова на Ebay!
— По ещё более высокой цене.
— Если хотят избавиться от накопленного, не обязательно. Подорожали машинки, конечно, не только из-за этого. Рост цен коснулся всего антиквариата и раритета. И это тенденция мировая. Причём дело не в обесценивании денег — евро или доллара. В США на ценообразование влияет только Ebay (доставка по всему миру, курьеры-посредники и всё такое прочее). В более «бедных» европейских странах — в Италии, Греции, Испании — всегда сохранялась завышенная цена на машинки и другие предметы старины. Там думают, что за машинку 30-х, 40-х годов можно сразу купить скутер. Иногда такой же тренд отмечается во Франции. В Германии более реалистичная картина. В Англии фунт как валюта достаточно высокая, и цены строятся от этого.
 

Пишущая машинка Fox. Продана в 2017 году в США за $ 1.376.00
Фото с сайта ebay.com

 

— Значит, в целом интерес к машинкам растёт или причина в другом?
— Происходит смена поколений, посмотри на коллекционеров больших, дорогих и значимых коллекций, им уже далеко за... А новые, молодые подпирают с деньгами, технологиями, умением купить-продать.
— Разве это плохо?
— Стремительное время требует таких действий. Возможность общаться с коллекционерами по всему миру и делать покупки для своего хобби практически по всему миру. Деньги — это хорошо, и они нужны, кто спорит?! Пройдёт ещё немного времени и появятся меценаты для пополнения коллекций, создания музеев, продвижения идей и образования.
— В Европе, и, мне кажется, в том числе в Латвии, интерес к старой механике гораздо больший, чем в России. Не только к печатным машинкам. К часам, игрушкам, каким-то техническим приборам. Как думаешь, с чем это связано: с уровнем жизни, традициями, недостатком любознательности?
— В Европе идея коллекционирования в целом очень развита. И, кстати, старые игрушки — даже очень простые, примитивные, с точки зрения механики, — по стоимости перебивают наши любимые машинки в сухую. Особенно первые игрушки эпохи технологического прогресса начала прошлого века. Конечно, у англичан постоянно в цене их плюшевый мишка с глазами-крестиками или пуговицами, но в целом по Европе это изделия заводные — штампованный метал, то, что начали пускать в серию. Появились технологии нанесения краски, штамповка, литьё. Остальное — дело дизайнеров.
Немцы очень трепетно относятся к механике и к так называемым прототипам разнообразных изделий. Это не просто интерес, это воспитание, образование и культура.

Прототип двигателя внутреннего сгорания Николауса Отто и Ойгена Лангена.
Продана на торгах аукционного дома Team Breker в Кёльне за € 144.570.00
Фото Auction Team Breker

 

Я не скажу, что мы менее образованны. Мы потеряли часть истории, а потом извратили отношение к ней, видим только политику и не замечаем место человека-изобретателя в развитии общества. А это и наши механики, инженеры, интеллигенция! Конечно, и в Союзе были свои кулибины. По производству печатных машинкок СССР не смог дотянуться до уровня западных заводов и фабрик ни по объёмам, ни по качеству. Но ведь задачи стояли другие: надо было накормить народ, обуть, одеть и хоть какую-то мебель в дом принести, а не самодельные табуретки.
— А сейчас россиянин влезет в большой кредит, но купит автомобиль дороже, чем у соседа. Импортный, разумеется.
— Это всё от духовной бедности и большого отрыва от реальности. Нет идеологии, а ещё вчера жили только по ней. Народу дали свободу, а как ей пользоваться, куда направить? Хочу крутую тачку взять в кредит, а потом пахать до посинения, отрабатывая его! Америка это проходила до 30 года прошлого века. Но у неё была и есть экономика как определяющая идеология.
— Это потребительская идеология.
Но эта идеология потребления даёт большой скачок в развитии бизнеса при правильной постановке. В Америке это работает, в России нет. Когда нет нормальной экономической культуры, тогда остаётся только кидаться такими понтами. Это напоминает жителей африканского племени со стеклянными бусами, за которые они отдали золото.
— Кстати, о культуре и рынке. Ты следишь за тем, как в России идут дела с продажей механических приборов, машинок?
— Конечно. Есть несколько машинок в моей коллекции из России, да и, потом, я бываю в Москве, где родился. Честно говоря, культура низкая, можно даже сказать, никакая, причём не только со стороны покупателей и продавцов.
Особенно изумляет поведение тех, кто в вопросе хорошо разбирается, но тормозит любые попытки дилетантов продать по сносной цене ту или иную машинку. Это хорошо видно в тематических группах Вконтакте. Многие обращаются в соцсеть с вопросом или с целью продажи и тут устраивается зверская вакханалия. Краска облупилась! Всё — машинка не рабочая, в мусор её! Вал каменный — как приговор — в помойку! Не важно, что она тебе в коллекцию нужна... Суд троек какой-то...
— Да, мы, россияне, такие. Ругаемся, дерёмся, а потом целуемся или расходимся. Как администратор группы «Печатные (пишущие) машинки» могу сказать, что с точки зрения «ток-шоу» по-русски, это хорошо работает на активность сообщества!
— Ток-шоу — подходящее определение. Да, у нас народ проще, но культура должна быть с двух сторон. Получается, что к продавцам, посетителям группы, такое отношение: ну вот, наконец-то, новичок пришёл к нам, сейчас укажем тебе место в нашем уютном местечке, ещё пожалеешь, что явился!
— Ну и как там с культурой у европейцев?
— У европейцев на этот счёт есть определенная этика. Нельзя унижать товар, который продавец показывает в интернете или ехидно, свысока комментировать пост на форуме или в соцсети и тем более дискредитировать саму просьбу о помощи оценить предмет или что-то выяснить. Если неспециалист предлагает даже что-то непотребное, профессионалы или деликатно ответят, или просто промолчат. Даже, если человек купил машинку по незнанию и в ней оказалась поломка, подбодрят и дадут совет. Ногами не забьют и не будут злорадствовать. На самые ржавые куски железа смотрят с оптимизмом! И это понятно — многие любят пишмаш в любом состоянии. Вот у моей машинки Fay-Sholes No. 7 вал каменный был уже лет 70 назад, а сейчас ей 100 лет. И не будет она печатать прекрасные фразы. В помойку? Сделала десять оттисков — уже хорошо. Право не купить сильнее предложенной цены. Это закон. Игнорирование высокой цены от продавца порой эффективнее действует, чем её обсуждение.
— А как насчёт самих продавцов? Такие ли они шёлковые и пушистые?
На Западе есть устойчивые термины при интернет-продажах — «Как есть» или «Что видите», которые указывают на то, что продавец не готов объяснить, работает, допустим, пишущая машинка или нет. И это дело покупателя совершить покупку вслепую или отказаться. Продавец честно пишет: «работоспособность не проверял, ничего в этом не понимаю». Российские торговцы часто откровенно лгут: «всё работает», хотя у машинки, к примеру, отсутствует литерный рычаг.

 

Объявление на Avito

 

 

Объявление на Ebay

 

Если в Германии возникает спор между участниками сделки, выясняется, что машинка не работает, это означает, что продавец ввёл в заблуждение покупателя. Поступают отрицательные отзывы, которые для любых участников интернет-торговли крайне чувствительны. В России продавец сказал одно, потом взял слова обратно... и еще покупателя виноватым выставит.
Когда европеец продаёт дорого, особенно коллекционный товар, подход более строгий. Описывается всё подробнейшим образом. Здесь за любое лукавство можно испортить репутацию в одно мгновение, так как серьёзные покупатели за словом в карман не полезут.
Кстати, богатые коллекционеры не сидят на форумах, подобных нашим и иностранным. Они, как правило, смотрят на аукционы и сопоставляют по критериям «цена-модель-редкость». К тому же в европейских странах и Америке есть аукционные площадки.
— Ну я этот пафос богатых не могу разделить. Нам, скромным, интереснее — на форумах жизнь кипит, часто появляется что-то новое из пишмаша, пусть дешёвое, но очень любопытное.
— Согласен.
— Как ты считаешь, стоит ли вкладываться в восстановление пишущих машинок или они ценны в том состоянии, которое называют «как есть»?
— Здесь я вижу две задачи или два направления. Первое — восстанавливать машинки с целью вернуть её работоспособность и пользоваться ей по предназначению. Как правило, для этого нужна машинка массового выпуска, неплохо сохранившаяся в механическом плане, которая сошла с конвейера в период с 1940 по 1960 годы. Такую можно привести в порядок: почистить, смазать, отрегулировать, отремонтировать. Эти машинки интересны по дизайну и механическому устройству. Второе направление — восстановление, реставрация раритетных, антикварных машинок для частных коллекций и музеев. Работать на этих машинках не будут. Во-первых, на них неудобно работать, во-вторых, их не для того восстанавливают, чтобы снова разбивать.
Примерная стоимость приведения машинки 40-50-х годов выпуска в порядок, для того чтобы она адекватно печатала, — чистка, смазка, настройка — порядка 100 евро. С заменой бумагоопорного вала ещё плюс 150 евро. Ещё включаем пересылку по стране.
Восстановление раритетных и антикварных машинок — удовольствие дорогое, не каждый может себе позволить. Порой стоимость услуги по реставрации больше той, за которую купили машинку. Здесь также два пути: можно реставрировать или нет. Второе не возбраняется, так как все понимают, что это стоит определенных денег или навыков. В сообществе коллекционеров никто не будет тыкать в тебя пальцем, если твой раритет не в очень хорошем состоянии. Всё определяет сумма покупки. Можно почистить от грязи, пыли и этого будет достаточно.

Восстановленная пишущая машинка в коллекции Д. Федосова


— Прозвучали понятия «раритетная» и «антикварная» машинки. Как мы можем разграничить их? Чем антикварная машинка отличается от просто ретро-машинки? Какие принципы в Европе на сей счёт?
— Фактически эти два слова — «раритетная», «антикварная» — постоянно соседствуют друг с другом или являются взаимозаменяемыми. Под антиквариатом обычно подразумевают вещи в возрасте от 100 лет и более, к печатающей технике это тоже относится. Иногда словом «раритет» обозначают вещи, которые редко встречаются сегодня в быту и обществе за ненадобностью их применения. К этим вещам начинают относить и предметы советской эпохи. В Европе, Америке за большие исторические периоды производили огромное количество моделей печатных машинок. При известном отношении на Западе к частной собственности их удалось сохранить в приличном состоянии. Собирать пишущие машинки начали давно, и все коллекционеры, соответственно, давно для себя разделили, что является антиквариатом, а что просто ретро-техникой.
— Когда человека можно назвать коллекционером пишущих машинок, а его собрание настоящей коллекцией?
— Количество машинок не имеет большого значения в коллекционировании. Конечно, две машинки или четыре — это не коллекция. Но уже видя десять машинок, твои знакомые раскрывают широко глаза, и тут понимаешь, что ты — коллекционер. Слёты и общение по интернету дают большие возможности. Каждый находит, чем поделиться и что получить, чувствует какую-то сопричастность к большому и значимому делу, которое нравится. Коллекционируют машинки по тем же принципам, что и в других видах собирательства, будть то велосипеды, фотоаппараты или швейные машинки. Водоразделом может быть эпоха, изделие, произведённое только одной фабрикой, или страна. Ну и есть общее коллекционирование машинок всех времён и всех моделей. Есть такое понятие: увидел, захотел, влюбился. Когда тебя зацепит конкретный образец, эпоха и значимость машинки не имеют никакого значения.
Ну и отдельно можно выделить такое коллекционирование, которое связано только с роскошью или возможностью купить очень дорого. Здесь не важны модели и история, а обычные, распространённые машинки рассматриваются чуть ли не как хлам. Это касается и другого антиквариата, такие коллекции всегда можно дорого продать.
Конечно, на собрание коллекции влияют и суммы, которые приходится тратить на покупки машинок, — не всегда человек может позволить себе что-то дорогое. Но здесь, как и во всем коллекционировании, можно занять свою нишу, например, собирать машинки, выпущенные с 40-х по 70-е годы, прекрасно в них разбираться и не меньше любить. Кстати, собрать коллекцию машинок компаний Olivetti или, например, Olympia за все периоды времени и в разных цветовых вариантах было бы очень здорово. Но к этому надо прийти, так как «свою» марку выбрать очень трудно.
 

Фото: The Filthyplaten

___
Дмитрий Федосов — рижский бизнесмен, коллекционер пишущих машинок конца XIX — первой половины XX вв., чья частная коллекция — около двухсот единиц — фактически превратилась в профильный музей пишущих машин и канцелярских принадлежностей. Подробнее о его хобби — в статье «Дмитрий Федосов и его машинки времени».

 

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных