22.09.2016
На выставке в Москве в ЦДХ, где экспонируются машинки из моей коллекции, студенты Полиграфа (Университета печати имени Ивана Федорова) наделали много шума.

 

Узнав, что на машинках можно печатать, они с большим любопытством взялись за дело. Сразу несколько студентов начали стучать по клавишам и привлекать внимание к стенду. Сказали даже, что пропустят пару — им, мол, простят ради такого.
 
И, действительно, они возились с освоением письма на машинках не меньше часа. Изучали все функции основательно, требовали даже объяснить, для чего нужны клавиши типа «tab» (которые предназначены для табуляции, то есть создания таблиц и колонок).
На выставке я разрешаю печатать на своих машинках, хотя и волнуюсь по этому поводу немало. Когда машинки вернутся в Петербург, наверное, над каждой их них придётся повозиться, чтобы восстановить адекватную работу механики.
 
Фото Камиля Гулиева
 
Но я уверен, что показывать машинки в музейной оболочке скучновато, а в действии — очень здорово. Конечно, посетителям нравится дизайн старых машинок, но когда они узнают, что эти аппараты до сих пор работают и на них можно попробовать написать текст, такая возможность многих искренне воодушевляет, и они с удовольствием пытаются создать собственные строки «ручной работы».
 
 
 
Радостно, что пишмаш, который занимает на Российском форуме коллекционеров, наверное, 1 процент от всей площадки, привлёк внимание журналистов. Корреспондент РБК интересовался средней стоимостью машинки, а НТВ — зачем вообще такое собирательство нужно.
 
 
 
 
Приятно, что выставку посетил коллега-коллекционер Денис Букин, который уже несколько месяцев работает над книгой, посвящённой пишущим машинкам.
 
Фото Камиля Гулиева
 
Фото Камиля Гулиева
 
Не менее лестно и то, что Политехнический музей проявил интерес к моей коллекции, предложил дружить и обмениваться информацией.

 

 

 

 


 

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных