11.09.2018
Ставить всякий раз ДВА пробела после точки, завершающей предложение, учили на уроках машинописи в США ещё с начала прошлого столетия, и традиция эта до сих пор жива.  

 

 Урок машинописи (США), 1944 г. 

 

Так поступают по привычке те американцы, которым сейчас как минимум 45 лет. Они ещё застали времена, когда набирать тексты учились на машинке IBM Selectric. Согласно правилам, которые они усваивали, двойной пробел следует отбивать также после вопросительного и восклицательного знаков, двоеточия и точки с запятой. 

На занятиях им объясняли: учитывая, что машинописные знаки, а также пробел являются моноширинными, то есть имеют одинаковую ширину, то быстро уловить момент, где закончится предложение, особенно длинное, и начнётся новое — несколько сложнее, поэтому и внедрили такой принцип.
 

 
Когда появились компьютеры, а с ними и текстовые редакторы, открылись огромные возможности использования пропорциональных шрифтов, в которых, к примеру, «тощая» буква I не занимает столько же места, как «толстая» W, и буквы, таким образом, крепко держатся друг за друга в рамках одного слова. Утверждается, что при наборе пропорциональным шрифтом границы не только между словами, но и между предложениями более заметны, а значит, двойной пробел не только не нужен, но считается ошибкой.
И всё-таки это не факт.
Исторически использование более длинных пробелов между предложениями (наряду с обычными) восходит к XVIII веку, за сто лет до изобретения пишущих машинок и моноширинного шрифта. В книгопечатании увеличенный пробельный интервал вовсю применялся и в Европе, и в Америке. Взгляните, например, на Декларацию о Независимости Соединённых Штатов 1776 года.
 

 

Или на страницу из книги «Путешествия Гулливера» издания 1865 года.

 

 

Встретить удлинённые пробелы между предложениями можно и в старинных российских книгах, например, в издании «Словарь Географическій Россійскаго Государства, описывающій азбучнымъ порядкомъ» 1805 года. 

 

 
Хотя проставляли такие интервалы русские печатники не всегда строго последовательно. Впрочем, и не все европейцы сразу определилсь, как с этим быть: французы держались принципа — достаточно одного обычного пробела; британцы были солидарны с американцами.
Как стилевой приём в типографике длинный пробел жил примерно до середины прошлого века, потом постепенно исчез. Вероятно, по экономическим причинам. В конце концов, такой интервал значительно увеличивал количество страниц изданий, а книгопечатание к этому времени уже дошло до немыслимых ранее масштабов. Однако у американцев правило двойного пробела между предложениями продолжало работать в машинописи и действовало всегда.
 

В учебнике по машинописи «Typewriting Speed Studies, By Adelaide B. Hakes» (1937)
двойные пробелы используются и в пояснениях и в наглядных примерах

 

Более того, сейчас многие американцы «старой формации» наотрез отказываются менять привычку. Дебаты на тему «Что лучше: двойной пробел или одинарный?» разгорелись в интернете, после того как в этом году в США опубликовали специальное исследование. Его авторы установили, что два пробела после завершённого предложения дают небольшое, но статистически значимое улучшение скорости чтения. Впрочем, изыскание уже подверглось критике: учёные проводили эксперименты, давая испытуемым тексты, созданные исключительно моноширинным шрифтом.
Компромиссным решением для американцев могло бы быть такое: при печати на компьютере следует всегда использовать один пробел, отделяя предложения друг от друга, — такова норма! В аналогичном случае, но при наборе текста на печатной машинке, постановка двойного пробела не является ошибкой. Ведь для машинописи это правило никто не отменял!

У американцев бытует забавная легенда, что, мол, двойные пробелы придумали для того, чтобы увеличивать объёмы отчётов, за которые и платили, соответственно, больше.
Интересно, однако, почему же в «русской традиции», напротив, наблюдалась тенденция к «сжатию» текстов? Советские машинистки, конечно, двойной пробел между предложениями не ставили: у нас действовала, как и у многих европейцев, своя норма — всегда один пробел после точки или запятой, но зачастую после них они не отбивали ни одного — как раз вопреки правилам.
 

 Озеран А. Е. Машинопись. — Изд. 2-е, перераб. и доп.  Минск, 1976.

 

Тут Озеран не совсем прав: после открывающих скобок и кавычек ставить пробел нельзя, более точно сформулировал правило Березин:

 

 Березин Б. И. Самоучитель машинописи. — 5-е изд., испр. и доп.— М., 1988.

 

 

Почему так часто пренебрежительно относились к пробелу не только наши самоучки, но и профессиональные машинописцы? В любых архивах таких примеров хоть пруд пруди. Может, экономили бумагу?
 

 

 

При этом до революции и некоторое время после Октябрьского переворота тексты буквально дышали «воздухом» — двойные интервалы ставили не только между предложениями, но и между словами. Кстати, типографы считают подобное оформление неправильным — при таком наборе получаются «коридоры», которые портят вид текста.
 

 \

 

  

 

Вот уж действительно мир перевернулся: революционные матросы обошли все типографии и изъяли яти, еры и прочие дореформенные знаки, но уж пробел-то никто не отбирал. 
 

Машинопись песни В. Высоцкого «Так оно и есть…» — РГАЛИ, фонд 3004, оп.1, ед.хр.104, л.228


 

Сейчас лишними пробелами точно не балуются. Да и поставь их хоть пять раз подряд, некоторые мессенджеры и программы автоматически преобразуют каждый из них в один. А вот проигнорировать интервал любят. И не только русскоязычные «писатели» старшего поколения, а и молодые пользователи. И здесь есть как противники, так и защитники свободных пространств в текстах.
 

  

 
Между тем правила русского набора пока ещё действуют. Пробел обязательно ставится:
  • после, а не до запятой, точки, точки с запятой, двоеточия, вопросительного или восклицательного знака (и их сочетаний), многоточия в конце фразы или предложения, закрывающей скобки и закрывающей кавычки;
  • до, а не после открывающей скобки, открывающей кавычки и многоточия в начале предложения;
  • и до, и после тире.

 

Конечно, правил постановки пробелов в типографике гораздо больше, но эти — просто квинтэссенция обычной пунктуации. Впрочем, какая разница? Сегодня многим уже лень начинать предложение с заглавной буквы. Наверное, мы возвращаемся к истокам письменности. В ХI век, когда кириллическое письмо было сплошным, без всякого деления текстов на какие-либо единицы.
 

«Остромирово евангелие» (10561057)

 

 

 

Впрочем, #мыужевовсютакпишем! А американцы спорят: что лучше — два пробела или один.

 

11.09.2018

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных